Биография, Кукольник Нестор Васильевич. Полные и краткие биографии русских писателей и поэтов.

Кукольник Нестор Васильевич. фото фотография фотка Кукольник Нестор Васильевич. фото фотография фотка Кукольник Нестор Васильевич. фото фотография фотка
Все материалы на одной странице
Материал № 1
Материал № 2
Материал № 3
Материал № 4
Материал № 5

Кукольник, Нестор Васильевич

— поэт и драматург, род. 8 сентября 1809 г., ум. 8 декабря 1868 г., пятый сын В. Г. Кукольника. Родился в Петербурге; первоначальное воспитание и образование получил в Нежине, в гимназии высших наук кн. Безбородки, первым по времени директором которой был его отец. По смерти отца он в 1822 г. был взят матерью из гимназии и жил два года в Виленской губернии, а в 1824 г. снова поступил в нежинскую гимназию, прямо в 4-й класс. Несмотря на эти перерывы в обучении в гимназии, будущий писатель блестяще прошел гимназический курс; он считался в гимназии одним из способнейших и даровитейших учеников. Однокашник Гоголя, Гребенки, Кукольник принимал живое участие в литературных опытах и предприятиях своих товарищей (журнал «Звезда») и на школьной скамье успел проявить свои задатки; драматическая фантазия «Торквато Тассо», затеплившаяся страсть к театру и увлечение музыкой были юношескими, но верными залогами будущей деятельности Кукольника. Библиотека гимназии, богатая историческими сочинениями, два-три недурных педагога и компания даровитых товарищей содействовали основанию прочного фундамента в образовании Н. В. Кукольника: он вышел из гимназии развитым, начитанным юношей, хорошо знавшим новые языки, историю, литературу... По окончании гимназии, он около двух лет пробыл в Вильне, в качестве преподавателя российской словесности в 1-й и 2-й гимназиях и успел зарекомендовать себя отличным педагогом (отчет Н. Н. Новосильцева). Летом 1831 г. он оставил Вильну и отправился с ректором Виленского университета В. В. Пеликаном, в качестве чиновника при ректоре университета для письменных дел, в Петербург. Получив вскоре чин коллежского асессора, Н. В. Кукольник вышел в отставку; в 1833 г. он вновь поступил на службу в канцелярию военного министра; с 1837 г. служил в Капитуле орденов; с 1839 по 1843 г. был в отставке, затем снова поступил в канцелярию военного министра; с 1843 г., в течение четырех лет, Н. В. Кукольник служил в Петербурге, с 1847 по 1856 г. провел в командировках. По возвращении в Петербург получил отпуск за границу для лечения; вернувшись из-за границы, вышел в отставку и навсегда оставил Петербург. Он переселился в Таганрог, где и умер в 1868 г. — Общественно-литературная жизнь Кукольника разделяется на четыре периода. Первый — до приезда в Петербург; второй — с 1832 по 1847 г., период наиболее продуктивной деятельности Кукольника и наиболее интересный для историка литературы; третий — с 1847 по 1857 г. — период странствований Кукольника по России и за границей и, наконец, четвертый — пребывание его в Таганроге. Прибыв в 1832 г. в Петербург с литературным багажом, в котором находился и «Торквато Тассо», начатый еще в Нежине, Кукольник скоро выступил в печати. Звучные стихи только что названной драматической фантазии, в которых чувствовался свежий и несомненный талант, имели громадный успех и сразу создали Кукольнику славу поэта. Польщенный ласковым приемом, он в следующем же году выпустил драматическую фантазию «Джакобо Санназар», а затем и знаменитую драму «Рука Всевышнего отечество спасла». Последняя пьеса имела успех, превзошедший ожидания автора. Правда, она не отличалась по своему времени никакими выдающимися достоинствами ни в литературном, ни в историческом отношениях, но она окружила имя Кукольника ореолом страстного поэта-патриота. Молодой писатель понял настроение и вкусы минуты, сумел польстить тогдашнему понятию о «патриотизме», сорвал шумные аплодисменты и привлек к себе симпатию лиц, внимание которых считал для себя и выгодным, и полезным.

Кукольника превозносили, его должны были превозносить, и скоро слава его, — по словам одного современника (П. А. Инсарского) — была такова, что «трудно представить для поэта и вообще для литератора славу блестящее той, какой в то время (конец 30-х и начало 40-х годов) пользовался Кукольник. Не говоря о том, что малые литературные силы льнули к нему, заискивали перед ним, ему посчастливилось пользоваться симпатиями и дружбой лиц, отменно знаменитых в русском искусстве: Глинка и К. Брюллов были первыми друзьями поэта, вообще щедро наделенного от природы. Глинка писал музыку к его произведениям, Брюллов писал с него и его братьев портреты. В хоре похвал не слышны были некоторые голоса, критиковавшие его пьесу; несколько экспромтов, и довольно колких, не распространялись далее литературных кружков. Натура артистическая, Кукольник имел отличный музыкальный слух, немалые художественные способности и познания и понимание в искусствах. Отличный собеседник, любитель-музыкант, певец и композитор, общительный человек, он умел выбирать себе по сердцу друзей и приятелей, и поддерживать знакомство с нужными ему людьми. В приязненных, близких или просто хороших отношениях он был чуть ли не с половиной известных лиц Петербурга и Москвы. Поистине изумительная способность быстро сочинять и писать и сравнительно высокий гонорар, которым в свое время оплачивались произведения Кукольника, обеспечивали поэту безбедное существование. Кукольник жил, ни в чем себе не отказывая, и задавал вечеринки, на которые собиралось многочисленное общество представителей литературы, искусства и лиц, занимавших видное положение в сферах, с искусством ничего общего не имевших. Правда, эти шумные сборища, с обильными возлияниями, во имя литературы и искусства, не имели для последних сeрьезного значения и «салон» Кукольника пользовался не совсем-то лестной репутацией. Писатели, более дорожившие своим званием, с Кукольником не старались сближаться, да ж не сближались — товарищ его по гимназии Гоголь сторонился его и только за последние свои годы, как видно из неизданного дневника, бывал несколько раз у своего прежнего однокашника Кукольника. Но должно отметить, что общение поэта с людьми, посвятившими так или иначе свой век на служение прекрасному, было для Кукольника не бесполезно. Общество его — литераторы, артисты, художники — расширяли интересы и усиливали привязанность его к искусствам, некоторые же материальные средства позволили ему проявить свой интерес и любовь к русскому искусству на деле. Кукольник на свой страх предпринял издание дорогих, по тому времени, художественных журналов, которые, несмотря на краткость своего существования, содействовали подъему в нашей публике эстетических потребностей и вкусов и составили страницу в истории наших художественных изданий. С передачей Башуцкому последнего своего периодического издания и с отъездом из Петербурга (1847 г.), можно сказать, и прекратилась деятельность Кукольника, как писателя по преимуществу. Служба его к качестве чиновника при военном министерстве, требовавшая постоянных и продолжительных разъездов, да и самый характер ее, разобщили Кукольника со столицами и представителями литературы и искусств. К тому же ему выпало на долю пережить многих своих славных и знаменитых приятелей, соратников по искусствам... Разъезжая по югу России по делам службы и принимаясь за перо для разного рода «реляций», Кукольник лишь изредка набрасывал план или этюд какого-нибудь нового своего романа или повести, а иногда и драмы. За десятилетний промежуток странствований из-под пера его вышло немного (сравнительно с предыдущими годами) вполне законченных произведений. Наши военные действия на юге, свидетелем которых был Кукольник, не могли не произвести на него впечатления, и он откликнулся на них в целом ряде произведений, из которых наибольший успех выпал на долю его драмы «Морской праздник в Севастополе». Продолжительная служба утомила уже пятидесятилетнего Кукольника; он выхлопотал отпуск за границу и, пробыв там несколько месяцев, вернулся в Петербург, чтобы подать прошение об отставке. Переселившись в Таганрог, он скоро стал там в ряды видных граждан, был избран в гласные городской думы и, говорят, немало потрудился над, благосостоянием своего города. Изредка напоминал он о себе, как о литераторе; но он пережил свою литературную славу. Не успело пройти 20 лет литературной деятельности Кукольника, как ему пришлось убедиться в охлаждении к нему публики; изданное в 1851 г. собрание сочинений его не имело значительного успеха. Белинский, еще года за четыре до сего издания давший понять Кукольнику в одной из своих рецензий, что в собрании сочинений его публика врядли нуждается, оказался прав. Барон Брамбеус и другие подобные критики не раз производили Кукольника в гении, сравнивали его с Гете, роднили с Брюлловым и т. п. Но Белинский заметил: «талант Кукольника не так слаб, чтобы ограничиться безделками, доставляющими фельетонную известность, и не так силен, чтобы создать что-нибудь выходящее за черту посредственности». Действительно, если внимательно приглядеться к произведениям Кукольника, не трудно убедиться, что, несмотря на все их разнообразие с внешней стороны, они слишком однообразны по духу, их проникающему, по манере, и положительно скучны и утомительны по расплывчатости, обилию подробностей и действующих лиц. Драмы его полны трескучих фраз и дешевых эффектов, в тысяче героев его романов редко встретишь тип или выдержанный до конца характер; в повестях с сюжетом из времен Петра Великого — это наиболее удачные произведения Кукольника — мы имеем, строго говоря, пересказы известных анекдотов, иной раз довольно живые, но неприятные по одностороннему и поверхностному пониманию автором значений реформ Петра и его удивительно пристрастному отношению к их сторонникам и противникам; вообще — в произведениях Нестора Кукольника мало вдохновения, творчества. Отсутствие у него качеств выдающегося писателя, с одной стороны, с другой — новые веяния в нашем обществе, нарождение новых идей, которых Кукольник едва ли был сторонником, наконец, появление в нашей литературе плеяды талантливейших писателей — все это отодвинуло произведения Кукольника в область забвения. В 1847 году Белинский, подводя итог только что сделанному им обозрению драм и романов Кукольника, совершенно верно сказал: «все это теперь забыто и всего этого не разбудишь от вечного сна никакими новыми изданиями». Произведения Кукольника, написанные им до 1851 г., вошли (за ничтожными исключениями) в 10 т. «Полного собрания сочинений» его (СПб., 1851—1853); затем повести и рассказы его переизданы (с дополнениями) в 1871 г. в пяти томах «Повести и рассказы Н. В. Кукольника», (СПб. 1871. в 1886—1888; 1895—1897, 1901). Роскошные издания, которые предпринимал Кукольник, были следующие: «Художественная Газета» (1836—1841 гг. — закончил издание А. Струговщиков); «Новогодник» (СПб. 1830 г.), «Сказка за сказкой» в 4-х томах (СПб. 1841—1844); «Дагерротип» (1842 г.); «Картины русской живописи» (1846 г.); «Иллюстрация» (1845—1847 гг. издание закончил Башуцкий); кроме того, Кукольник был одним из редакторов «Русского Вестника», издававшегося С. Глинкой, принимал участие во многих крупных журналах, газетах и альманахах («Сын Отечества», «Библиот. для Чтения», «Маяк», «Русский Вестник», «Русская Беседа», «Репертуар и Пантеон», «Современник», «Журнал министерства нар. просвещения», «Русское Слово», «Северная Пчела», «Русский Инвалид», «Финский Вестник», «Санкт-Петерб. Ведомости», «Голос», «Северн. Почта», «Биржевые Ведомости», «Комета Белы», «Альманах на 1838 г.", «Утренняя Заря» (1839—1843), «Одесский альманах» (1839 г.), «Молодик» (1843 г.), «Альциона» (1843 г. и др.). Некоторые ироизведения Кукольника пере ведены на иностранные языки: «Nadinka Fran Ryskan» (Holsingfors 1840); A. P. Zichontschich (Abo, 1856 г.); см. также «Russische Geschichten horausg. von Zewald» (1846 г.).

Полный перечень произведений Кукольника — к книге «Гимнизия высших наук и Лицей кн. Безбородко», СПб. 1881 г., отд. 2, стр. XLVI — LX. Перечень опубликованных его писем см. в статье Кубасова — «Кукольник и его письма» («Русская Старина» 1901 г., No 3); Отрывки из дневника его напеч. в «Баяне» за 1888 г., NoNo 9—16. Рецензии на сочинения Кукольника и отзывы о нем, как о писателе, можно встретить во всех столичных современных ему журналах и газетах; наиболее любопытны (и в различных направлениях) — Сенковского (Сочинения т. 8-й), Белинского («Сочинения» т. 5, 6, 7 и 11), В. К. Кюхельбекера (в «Дневнике») и Шевырева (в «Москвитянине» 1842, ч. II). Биографические сведения — в некрологах, помещенных в «Полицейск. Листке Таганрогского Градоначальства» (1868, No 49), «Русск. Ведомостях» (1868, No 277), в статье Гербеля («Гимназия высш. наук и Лицей кн. Безбородко» изд. 2-е, СПб., 1881, стр. 403—408); в брошюре А. И. Шверубовича «Братья Кукольники» (Вильна, 1885), в общих курсах, словарях, и в воспоминаниях И. И. Панаева (ч. I), Драшусовой («Русский Вестник» 1881 г., No 9), Головачевой-Панаевой, А. В Никитенки; И. А. Арсеньева («Истор. Вестник» 1887 г., No 2-й; см. на эти воспоминания возражение И. Пузыревского — «Как пишут иногда у нас мемуары», в «Новостях» 1887 г. за март); в «Записках П. А. Каратыгина», М. И. Глинки и др. Биографическим материалом могут служить отрывки из дневника и часть обнародованных писем (см. выше). О могиле его см. «Новое Время» 1899 г. No 8480 (отд. хроники).

Кукольник, Нестор Васильевич

— известный писатель, сын В. Г. Кукольника. Род. в 1809 г., учился в нежинской гимназии высших наук (лицей Безбородко), устраивал там литературные чтения, редактировал гимназический журнал «Звезда», устраивал спектакли, причем он играл в «Недоросле» Митрофана, а Н. В. Гоголь — Простакова. Был учителем русского языка в виленской гимназии; позже служил в СПб., в министерстве финансов, затем в военном министерстве. Драматическая фантазия К. «Торквато Тассо» (М., 1833) встретила восторженный прием. Публике особенно нравились напыщенные, ходульные, но иногда не лишенные яркости монологи Тассо. Вслед за другой фантазией: «Джакобо Санназар» (СПб., 1834; 2-е изд. 1860) появилась пятиактная драма в стихах из эпохи междуцарствия: «Рука Всевышнего отечество спасла» (СПб., 1834), имевшая громадный успех. «Моск. Телеграф», справедливо отметивший ее деланность, был запрещен. Не меньший успех вьпал на долю и другой драмы К. «Князь Мих. Вас. Скопин-Шуйский» (СПб., 1835), не сходившей с репертуара казенной сцены до шестидесятых годов и доныне идущей в провинции. В период 1840—45 гг. К. напечатал 5 романов, 26 повестей, 5 драм и множество стихотворений. С 1836 по 1842 г. К. издавал «Художественную Газету», в которой ему принадлежит большая часть текста, позже — «Дагерротип», в 1845—47 г. «Иллюстрацию». В этот же период вышли «Сказка за сказкой» (СПб., 1841) и «Картины русской живописи» (СПб., 1842—43). Вообще, время до 1848 г. можно считать расцветом славы К. Он звал себя родоначальником школы русских романтиков, признавая только гениальную триаду в литературе, живописи и музыке — себя самого, Брюллова и Глинку, с которым был очень близок. И тогда, однако, лучшая часть литературы относилась к К. холодно: Пушкин считал его драматический талант ниже таланта барона Розена, Белинский признавал некоторое значение только за его рассказами. Действительно, последние жизненнее, и краски в них умереннее, но эта умеренность — только относительная: ничто не было так противно К., как реализм в литературе. Когда M. E. Салтыков, после появления «Запутанного дела» (1848), просил отпуска у военного министра, графа Чернышева, последний пожелал ознакомиться с его сочинениями и поручил К. сделать доклад о них. Доклад был неблагоприятен для Салтыкова, вскоре после того переведенного на службу в Вятку. В 50-х годах популярность К. стада падать; не поддержало ее и предпринятое им издание своих сочинений (СПб., 1851—53). Успех исторической драмы «Денщик» (СПб., 1852), поставленной на сцене во время крымской кампании, был случайным: патриотизм автора совпал с общим увлечением. В 1857 г. он вышел в отставку и поселился в Таганроге. Журналы печатали произведения К. неохотно, и он умер в 1868 г., почти всеми забытый. Нельзя отрицать в К. таланта, но его искры только изредка прорывались из-под шумихи риторических фраз, натянутых метафор и общей ходульности. Считая художника стоящим неизмеримо выше толпы, он, чтобы отличаться от нее, говорил напыщенным языком, сам упиваясь его трескучестью. Чувства меры в нем не было совсем. Пушкин употребил в «Борисе Годунове» слово «зане»; К. это понравилось, и он стал употреблять это выражение чуть не в каждом монологе. Герои К. на каждом шагу восклицают: «Га!» (междометие, придуманное К. для изображения высшей степени отчаяния или гнева) и прибегают к кинжалу и яду там, где это вовсе не требуется по ходу действия. Произведения К. печатались преимущественно в «Библ. для Чтения».

Отд. изданы: «Роксолана», драма (СПб. 1835); «Джулио Мости», драматич. фантазия (СПб. 1836); «Кн. Дан. Дм. Холмский», драма (СПб. 1840; 2-е издание 1860): «28 января 1725 г.", драматич. картина (СПб. 1837); «Эвелина де-Вальероль», роман (СПб. 1841); «Альф и Альдона», историч. роман (СПб. 1842; 2-е изд. 1860); «Два Ивана, два Степана, два Костылькова», ром. (2-е изд. СПб. 1860); «Повести и рассказы» (СПб. 1842); «Барон Фанфарон и маркиз Петиметр», быль времен Петра В. (СПб. 1847); «Маркитантка», др. (СПб. 1854); «Морской праздник в Севастополе», драмат. представл. (СПб. 1854); «Азовское сиденье», истор. сказание в лицах (СПб. 1855); «Генер. — поручик Паткуль» (2-е изд. СПб. 1860); «Боярин Фед. Вас. Басенок», истор. др. (СПб. 1860); «Доменикино», драмат. фантазия (СПб. 1860); «Ерм. Ив. Костров», др. (СПб. 1860); «Ив. Рябов, рыбак архангелогородский», др. (СПб. 1860); «Иоанн-Антон Лейзевиц», драмат. фантазия (СПб. 1860), «Капустин, моск. купец», истор. рассказ (СПб. 1860); «Максим Созонтович Березовский», ист. рассказ (СПб. 1860); «Статуя Христофа в Риге или будет война!", истор. др. (СПб. 1860); «Три периода», ром. (СПб. 1860); «Егор Ив. Сильвановский или завоевание Финляндии при Петре Вел.", « Староста Меланья», «Старый хлам» (все три рассказа вместе СПб. 1860); «Корделия», новелла (СПб. 1860); «Прокурор Антонио», пов. (СПб. 1860); «Две сестры», эпизод из последн. смуты (СПб. 1865); «Железные дороги в России» (СПб. 1865). После смерти его напечатаны: «Сказание о синем и зеленом сукне» (СПб. 1872) и «Иоанн III, собиратель земли русской», истор. ром. (СПб. 1874). В 1880-х гг. большинство рассказов К. из времен Петра Вел. перепечатано в «Дешевой Библиотеке» Суворина. Несколько повестей К. переведено на шведский и финский языки.

Кукольник, Нестор Васильевич

беллетрист и поэт-драматург, р. 1809 г. в СПб., † 8 декабрь 1868 г. в Таганроге.

Кукольник, Нестор Васильевич

[1809—1868] — русский драматург и беллетрист. Учился в нежинском лицее, был учителем русского яз. и словесности, служил в министерстве финансов и в военном министерстве. Дебютировал в литературе в 1833 «драматической фантазией» «Торквато Тассо», за которой последовал длинный ряд его пьес и повестей.

В творчестве К. получили чрезвычайно рельефное выражение те патриотически-нацоналистические настроения, которые были так характерны для зажиточных слоев русской буржуазии в эпоху 30-х годов и которые обусловливались подъемом ее политического самосознания под эгидой николаевской монархии, покровительствовавшей «отечественному» капитализму. Вместе с поэтом Бенедиктовым и прозаиком Лажечниковым драматург К. является одним из вождей русского буржуазного романтизма. Как и автор «Ледяного дома», К. был одним из канонизаторов историко-патриотического жанра, прославляющего величие русского «народа» в самые критические моменты его истории. В этом плане особенно характерна пьеса К. «Рука всевышнего отечество спасла», с чрезвычайной выспренностью изображавшая избрание на престол Михаила Романова. Драма эта была поставлена в 1834 и произвела такой огромный эффект, что критиковавший ее «Московский телеграф» Н. Полевого за этот «антипатриотический» выпад подвергся правительственному запрещению (до нас дошла язвительная эпиграмма современника: «Рука всевышнего три дела совершила: отечество спасла, крест автору дала и Полевого задушила»). Написанная годом позже, драма К. «Князь Михайло Васильевич Скопин-Шуйский» еще сильнее подчеркнула националистические тенденции его классовой группы.

Драматические фантазии К. («Торквато Тассо», «Джакобо Санназар», «Джулио Мости» и мн. др.) по своей структуре сходны с его патриотическими драмами, изобилуя патетическими монологами, обильными метафорами, антитезами и пр. Защищая в большинстве своих «фантазий» идею чистого искусства, К. отнюдь не оказывается в противоречии со своими политическими убеждениями. Характерно, что избранная им тема о трагической судьбе Тассо разработана в соответствии с буржуазным генезисом его творчества. «Французы — классики и рады бы вклеить Тассо в трагедию, — писал по этому поводу еще Н. Полевой, — но как? Ведь он не король и не принц! и кто тут будет герой? Тассо — мещанин! не годится...» Пламенная защита Тассо чистого искусства ни в коей мере не исключала, по К., того, что в тех случаях, когда отечество потребует от поэта служения себе, последний должен настроить свою лиру на торжественно-патриотический лад.

Слава К. была недолговечна; уже Белинский сурово осуждал риторику его драм. В 40-х годах — эпоху окончательного разложения романтизма и утверждения «натуральной школы» — К. вместе с Марлинским и Бенедиктовым делается объектом насмешек передовой критики. Одна из наиболее язвительных оценок драмы «Генерал-поручик фон Паткуль» принадлежит молодому Тургеневу; Достоевский пародировал «фантазию» «Джакобо Санназар» в своей «Неточке Незвановой».

Перу К. принадлежат кроме пьес несколько романов и множество рассказов, проводивших в историко-бытовом плане те же тенденции, но не пользовавшихся и малой долей популярности его драматургии.

Библиография: I. Повести и рассказы, т. I и II. СПб., 1843; Сочинения, 10 тт., СПб., 1851—1853; Исторические повести, 6 кн., СПб., 1886.

II. Скабичевский А., Сочинения, т. II (ст. «Наш исторический роман в прошлом и настоящем»); Панаев И., Литературные воспоминания, Сочин., т. VI; Полевой Н., Очерки русской литературы, ч. 4, СПб., 1839; Записки Глинки, М., 1871; Сакулин П. Н., Русская литература, ч. 2, М., 1929.

III. Мезьер А., Русская словесность с XI по XIX ст. включит., ч. 2, СПб., 1902.

Кукольник, Нестор Вас.

изв. поэт, беллетр. в драмат., р. 8 с. 1809 в СПб., с. Вас. Григ. Кукольника (см.), † 8 д. 1868.


Все биографии русских писателей по алфавиту:

А - Б - В - Г - Д - Е - Ж - З - И - К - Л - М - Н - О - П - Р - С - Т - У - Ф - Х - Ц - Ч - Ш - Щ - Э - Я


Десятка самых популярных биографий:

  1. Биография Пушкина
  2. Биография Лермонтова
  3. Биография Булгакова
  4. Биография Гоголя
  5. Биография Есенина
  6. Биография Достоевского
  7. Биография Чехова
  8. Биография Маяковского
  9. Биография Евтушенко
  10. Биография Даля







 
Пользовательское соглашение - сopyright © 2006-2017
red @ RESHEBA.ws